Земфира, спасибо!

Все чаще я думаю, что моя жизнь теперь исчисляется десятилетиями. Все чаще я говорю, примерно следующее: вот десять лет назад… Это фраза вырывается из моей головы как само собой разумеющееся, ведь мой мозг просто автоматически считает время. Вот и сегодня, размышляя о том, стоит мне или нет идти на концерт ‪#‎Z‬ – ведь я уже была на нём почти десять лет назад, я поняла три важных вещи: во-первых, теперь моя жизнь исчисляется десятилетиями, во-вторых я действительно не могу вспомнить - когда столь значимое событие было в моей жизни, и в-третьих я не уверена, что стоит повторять этот‪ ‎опыт‬. Тогда, в далеком 200Х, то ли осенью, то ли весной, я определенно была на концерте Земфиры. Боже, я ведь действительно не помню ни год, ни время года, но самое главное, что я помню – то, как она пела. Она отдавала всё, что есть в её душе каждому, кто пришел сегодня её услышать. Но самое прекрасное и самое запоминающееся случилось несколько позже. 

Концерт официально закончился, Земфира спела последнюю песню. В зале включили свет. Зрители стали торопиться к выходам. Я никогда не спешу уйти в числе первых, т.к. какой смысл спешить, когда рано или поздно всё равно суждено покинуть помещение. И вдруг, на сцене снова появляется ОНА. Берет в руки гитару и продолжает петь. Её поддерживают музыканты. Зрители замирают в проходах трибун. На какое-то время в зале гасят свет.‪ ‎Земфира‬ поет еще три песни и… начинает четвертую. Зрители ликуют, а вот администрация стадиона – нет. Они включают свет с надеждой что сейчас певица закончит своё выступление. Но – нет, концерт продолжается, и мы стоим, среди яркого света, видим живую Земфиру, продолжающую петь для нас, просто потому что мы пришли слушать её. И то, что я чувствую очень сложно передать словами, я чувствую её душу, и между нами нет ничего и никого – ни расстояния, отделяющего нас друг от друга, ни других слушателей, ни администрации стадиона, ни рабочих, вот уже вышедших на сцену разбирать оборудование. Видеоэкраны давно перестали показывать её лицо, через какое-то время отключился и звук её микрофона, но она продолжала петь, а я продолжала чувствовать её так ‪близко‬, как никогда раньше. Администрация не сдавалась и продолжала объявлять, что концерт окончен и пора расходиться. Законопослушные граждане расходились, но мы – слушали. Нас было не много, я хорошо помню этот полупустой зал, залитый желтым светом, работников туда-сюда катающих черные ящики, поющую без микрофона Земфиру, и слезы в своих глазах. Это были ни слезы счастья, ни слезы тоски, это были слезы – душевной близости. Так я называю ‪слезы‬, которые появляются от соприкосновения с чем-то близким и, кажется, давно забытым, но очень дорогим сердцу. Странно, я не помню какие она пела песни, и сейчас понимаю, что для меня это и не важно, так же как не важны воспоминания о том, когда это происходило. Важно, что эту ‪‎близость между нами я помню очень хорошо, настолько хорошо, что на моих глазах вновь появляются те самые слезы.
За несколько месяцев я знала, что в апреле будут её новые концерты, и не могла понять – все же хочу я идти или нет. И сейчас, написав все это я понимаю, что не хочу. Потому что не хочу испортить это прекрасное воспоминание. Человеческому мозгу свойственно всё сравнивать и так или иначе разочаровываться, потому что сравнение всегда не в чью-то пользу. По опыту я знаю, что новый концерт будет другим, ведь столько всего поменялось, и прежде всего изменилась я сама. Не то, чтобы я так держусь за это воспоминание, но у меня нет потребности войти в эту воду дважды. Может быть когда-нибудь она появится, но сегодня я более чем эмоционально сыта, тем что уже получила почти десять лет назад. Земфира, спасибо!

Комментарии

Вместе с этой страницей также читают:

14 способов признаться в любви себе